February 13th, 2020

(no subject)

вчера я планировала написать стихотворение о Сильвии Плат
составила в уме план стихотворения,
но мне приснился ты, у тебя было много книг, примерно как у Льва Толстого
я носила их в комнату и складывала на стол, думая о том, что стиль прозы похож на Фицджеральда
плачу до сих пор и не могу остановиться
даже знаю, как это связано с Сильвией Плат, но мне все равно
я бы отдала все свои стихи и все стихи на свете, чтобы тебя увидеть
нет, любовь не сильнее смерти, вообще ничего не сильнее, особенно моя
я в основном сижу на диване и смотрю сериалы
только во сне я настолько жива, чтобы плакать
нет, любовь не противоречит феминизму, потому что я любила твою душу, а у души нет пола
и нет прошедшего времени (это если думать о феминизме упрощенно, я, конечно, так не думаю)
но задумалась, плакать почти перестала
кого бы ты ни любил, тебе будет больно, даже если только себя
я боялась привязаться к кому-то, думала, что уходить надо вовремя, потому что нет никакого "навсегда"
ты мог бы написать все те книги, которые я видела во сне, но ты все время говорил
я не понимала, зачем ты говоришь мне всё это - я не смогу сохранить твою жизнь в тексте
тем более - не зная, где правда, но для тебя всё было равноценно
теперь мне снятся ненаписанные книги, как другим снятся нерожденные дети, наверное
я только догадываюсь, что под обложкой
о Сильвии Плат я напишу потом,о ее жизни и смерти всё известно
мы придумываем свою, просыпаясь

(no subject)

когда на твою голову надевают пластиковый пакет и воздух исчезает словно его никогда не было
сейчас найдем паяльник и ты всё подпишешь
еще если клаустрофобия панические атаки вокруг чужие люди с пластиковыми пакетами
здесь и так сложно выжить что у них на уме
но ты всё подпишешь некуда тебе отсюда деться
железный занавес закрывает четвертую стену
опускается на горло воздух исчезает
не пытайся задержать дыхание и сохранять спокойствие бесполезно
его всё равно не хватит когда боль становится привычкой
"я ответил: "перестаньте меня пытать, вы в два раза старше меня,
я в наручниках - как вы так можете-то?",
на что мне ответили: "а с вами по-другому нельзя", и снова надели пакет"
паяльник и пакет какие-то приметы девяностых власть здесь никогда не меняется
если ты веришь что это не так тебя обязательно убедят в обратном
"как будто я ныряю, но быстро стало не хватать воздуха и началась паника"
тебе обязательно напомнят что мир формируется на уровне рефлексов с помощью тока
можно говорить красивые слова можно говорить много красивых слов о победе над страхом но нет
смысл этого текста в том что человеку больно это и есть человеческое
об этом нужно говорить чтобы никогда больше

(no subject)

эта детская щелочь страны победившей крови
ты всегда хранишь паспорт и карточку наготове
еще загран пока не закончился его срок учишься читать между строк
понимаешь что так надо что мир жесток
чтобы не спрашивали каких ты кровей или стенки левей
чтобы не вырезал по фунту барбершоповский брадобрей
на курсах ненасильственной коммуникации нас учат становиться добрей
каждому дню улыбаться никакой полиции не бояться
показания потом все равно разнятся
эта детская щелочь страны где все должны были быть равны
каждому от рождения первородное чувство вины
держаться можно только за рукоятку ручку к которой язык твой примерз
несколько лепестков ромашки несколько вялых роз
держишься за груз который не нужен только он и держит тебя на плаву
твоих друзей и соседей давно отправили на войну
иногда от них приходят вести один вернулся второй убит
выходишь вечером в продуктовый мирное небо спит