April 2nd, 2020

(no subject)

говорить ли о важном наверное важного не остается больше
рассказала маме по телефону про тысячи
которые перешли пешком границу в Польше
она сказала это как исход перед войной
разговариваем чтобы не забыть о жизни живой
о застрявших в сердце осколках мирного неба над головой
вчера смотрела чешскую оперу
о внебрачном ребенке подо льдом театр города Брно
невозможно всё время бояться в итоге становится всё равно
засыпаю под комедийную мелодраму
разговоры женщин о платьях и мужиках
во сне по венам разливается щелочью страх
мы забываем но он разъедает нас изнутри
это лотерея без проигрыша просто монеткой сотри
там пустота в которую можно смотреть
можно смотреть всегда
ты говоришь чур не на "а" давай играть в города

(no subject)

мама читает советский документальный роман о блокаде
говорит слишком быстро читаю
третьего тома может не хватить до окончания карантина
я спрашиваю ну может быть в третьем томе их разблокируют
она говорит да это подсознание ищет связь
конечно там было намного хуже но эта неопределенность
пробовала читать мемуары Симонова но там всё время о том
как плохо в Америке
поэт-антифашист вынужден зарабатывать на жизнь гравюрами
живя в полуторакомнатной квартире
а я не могу собраться с мыслями и дочитать мемуары жены Бальмонта
пока дочитала до того что она встретила князя Урусова
может быть мне не очень интересен Бальмонт
или не очень интересна купеческая среда
в которой росла его будущая жена нет мне всё интересно
но собраться с мыслями все равно не могу
прежде такого не было
но и ситуаций таких в нашей жизни не было прежде
в школе нам рассказывали что хлеб это святое
его нельзя выбрасывать
в школе нам рассказывали что книга лучший подарок
в детском саду напоминали о пользе мытья рук
но никто не предвидел опасность
поджидающую как черный лебедь в городском парке
которого хочется покормить хлебом
но кажется нельзя