June 2nd, 2020

(no subject)

мы были из разных осколков империи бывшей я из Киева ты из Сибири
вероятность нашей встречи стремилась к нулю
или встретились бы и прошли мимо
тебе очень не хватало дома однажды ты сказал "я не знаю, какой я на самом деле"
я знаю что ты моя кровь но кому мне теперь говорить об этом
что я ни отдала бы чтобы услышать твой голос
но у меня ничего нет кроме пустоты
тебе очень не хватало дома уверенности что это твой дом
и тебя отсюда не выставят
ребячеств таких купить пирожное посмотреть "Чебурашку" в гоблинском переводе
мы больше никогда не посмотрим черно-белую мелодраму тридцатых
больше никогда ничего вместе не посмотрим
не могу смотреть их одна ничего не вижу от слёз
ты хотел уверенности что мир тебя любит
он может быть и никого не любит наверное глупо требовать от него взаимности
где сейчас книги которые ты так бережно складывал в шкаф
наверное вернули на буккросинг откуда мы их брали
я понимаю что в этом мире нет ничего вечного
там были хорошие книги может быть их кто-то будет читать ничего не зная о нас
ты приклеивал оторванные корешки ставил книги в шкаф бережно
у тебя была своя система расстановки книг
Вселенная погибнет от энтропии что может значить наша любовь и наши книги
мы родились в стране холода и отчуждения
встретились на берегу сентябрьского моря
словно холод и отчуждение преодолимы ты стоишь не берегу моря смотришь на воду
мы не знаем какие мы на самом деле этого никто не знает наверное
мы так и не поговорили толком теперь я говорю за нас двоих
ты мне не отвечаешь но я знаю твои слова
нам было больно от столкновений с миром наверное здесь нет утешения
здесь только экран черно-белый
мы так и не поговорили толком но ты знаешь мои слова

(no subject)

мы принимали садизм за любовь потому что так мы кому-то интересны
страна строила тебя в линейку по росту кто ниже всех - в конце
словно мы на рекорды какие-то шли а не просто нужно было отбыть физкультуру
ничто здесь не работает - ни смех ни отрицание на стратегическое планирование
мы прожили почти сорок лет чтобы теперь смотреть в окно как идет дождь
не отделяй козлищ от агнцев зерна от плевел
Золушку от сестер кто ростом не вышел
смешное неравенство всех перед смертью
но кто-то нам должен сказать вы хорошие вы заслужили живя в этой тесной квартире
(не тесная нет здесь и комната мерок конца восьмидесятых
с тех пор моя стенка с книгами дождь всё идет
мы вернулись наверное в детство
потом мы вернемся в утробу и в ней захлебнемся водой)
мы принимали желание власти заботой о нас
яркие этикетки принимали как новизну
незнакомых людей - как возможность знаний о чужом жизненном опыте
но теперь мы смотрим в окно на льющуюся с неба воду
рукам наверное будет холодно под этим дождем
война и дождь война с сами собой не понимающим реальность
за окном в комнате в книгах
бумага начинает желтеть этой бумаги не хватило даже на одну жизнь
в девяностые не надеялись жить долго
в двухтысячном году обещали конец света как раньше коммунизм
мир не исчез там ездят машины там гуляют люди в масках
или без масок кто-то занимается бегом
мир не исчез там влюбляются даже наверное смотрят в глаза
мы заказали маску "недовольный кот" по интернету

(no subject)

когда-то ты пошел в поликлинику женщина в регистратуре спросила фрилансер это безработный?
в твоей стране никогда не исчезал снег
наша кровь не содержит антител или содержит
мы получим деньги за выполненную работу или не получим
здесь не Россия но жизнь всё равно осталась какой-то рулеткой
а в пригородах еще убьют или не убьют
мы были детьми делали репосты смешных мемов
думали что жизнь вечный комфорт а не пуля влетевшая в окно случайно
думали что жизнь возможность а не запреты
что единственный запрет только в твоей голове
мы были детьми а дети жестоки своевольны капризны
тянутся к яркому хотят именно ту игрушку
которую им не дают ту которая быстро надоест
игрушки с оторванной головой на свалке истории
свинцовое небо страны без правительства денег друзей
только вещь мы не знаем где место ей в общей кладовке
мы сами себе надоели наверное
маски стирать надевать их на лицо а не оставлять на подбородке
мы сами себе надоели наверное
что в этой смертной любви вирус может нам вдруг сообщить
что не знали прежде что тесно здесь грустно темно
то воды нет то транспорта
только кино нас спасало от грусти и вера что когда-нибудь победят коррупцию
и проведут метро на Троещину
а теперь бог весть нужно ли нам метро некрасивого заоконья
когда-то ты пошел в поликлинику и сказал что ты фрилансер
тебя высмеяли мы были тогда ближе всех к Китаю
маршрутки съезжались к терапевту из окрестных сибирских сел