Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

моя мама думает, что суть феминизма в том, чтобы ненавидеть мужчин
говорит о знакомой: "разве она может быть феминисткой - у нее ведь сын"
мальчик говорит: "просто ты еще не встретила своего человека - то были не твои"
поверх испарений мерзлой земли скоро здесь появится табличка "не ходить по газонам"
после всех подарков влюбленным, после дня женщин, мужчин, после дня защиты детей
ты получаешь жизнь, не зная, что делать с ней
ее не защитить от последствий незнания
у мальчика жена и ребенок - он, по-видимому, встретил своего человека,
но иногда сбегает, чтобы потом врать в глаза
у меня не включается ноутбук, я смотрю на черный экран
пишу этот текст, думая, что он о свободе - прежде всего, от себя, не затем ли мы любим кого-то
я говорю ему: "ну а есть ли такой человек на свете"
детей, которые могли быть у нас, ведут по политическим делам на допрос
он делает вид, что не услышал, зима в этом году теплая, дворники не сбивают снег с крыши
за окном дорогие машины, их шум всё тише

(no subject)

эта детская щелочь страны победившей крови
ты всегда хранишь паспорт и карточку наготове
еще загран пока не закончился его срок учишься читать между строк
понимаешь что так надо что мир жесток
чтобы не спрашивали каких ты кровей или стенки левей
чтобы не вырезал по фунту барбершоповский брадобрей
на курсах ненасильственной коммуникации нас учат становиться добрей
каждому дню улыбаться никакой полиции не бояться
показания потом все равно разнятся
эта детская щелочь страны где все должны были быть равны
каждому от рождения первородное чувство вины
держаться можно только за рукоятку ручку к которой язык твой примерз
несколько лепестков ромашки несколько вялых роз
держишься за груз который не нужен только он и держит тебя на плаву
твоих друзей и соседей давно отправили на войну
иногда от них приходят вести один вернулся второй убит
выходишь вечером в продуктовый мирное небо спит

(no subject)

в свой последний день в Евросоюзе переняла искусство мимикрии теплое тело масс
нет никого просто так не обвиняют у нас не отнимают самое дорогое в этом пчелином рое
собираются на детских площадках по трое в темное время суток
эта война как веерное отключение света
в твоих артериях яд виноградных косточек этой страны
дети с врожденным чувством вины с наследственным сколиозом
из жизни иногда получалась проза
здесь бьют и любят без цели какой-либо просто деваться здесь некуда от нелюбви
от секретиков в рыхлой земле это стеклышко с мертвым жуком
мы вырабатываем ровный почерк и забываем его добытый с таким трудом
нет здесь ни ночи ни дня эти грустные песни отчизны что прячет от света тебя
шторы тяжелые закрывает все острые предметы убирает
ни имени ни роду ни племени не называет
этот снег из пуховых перин этот Рим без названья и счета прекариат едет на работу
но в следующем году мы будем в Константинополе или в Иерусалиме
мы станем совсем другими
со своими бумажными стаканчиками для кофе счастливыми молодыми
всё растворяется в сизом дыме
остается на плитке стен формулами простыми

(no subject)

обними меня говорит словно ничего не болит
словно лошадки да олени карусели детской скрипят усталость металла преодолевая
словно линия жизни их ножевая линию горизонта пересекает
заката кровавый след мы любим то чего нет
у нас нет особых примет по которым узнать нас могли бы
мы дышим во тьме как рыбы выброшенные на берег прибоем
иногда от немоты врожденной воем в теле одном вдвоем сиамскими близнецами
разбитыми о стену сердцами сервизов советских любовью отжившей свой век
где ты живешь теперь балерины пастушки обнять пустоту не отпускать никогда
пустота обретает очертания города в котором мы учимся есть ножом и вилкой
идем за прививкой кормим в парке голубей
корни оплетают асфальт нам не жаль ни любви ни покоя дремлем в троллейбусе стоя
этот троллейбус наверное ездит по кругу мы столь же чужие друг другу
как были и будем передаем талончик рядом стоящим людям
обними говорит пустоту этот город и этих пастушек фарфоровых
детские книги не читаны прежде теперь уж зачем от морщин чудодейственный крем
нет семерка не едет туда вы ошиблись маршрутом его расписав по минутам
но сердце мое невозможною нежностью полнится к этой земле
к искусству ее и ремеслам ты ей в оправдание послан
собери ее по крупицам словно петли на спице считать никого не узнавать
заново создавать речь детские локоны беречь
обними и не отпускай ничье весенним паводком глинистым ручьем
сознанием разорванным в клочья
город придумавший тебя разве могу помочь я все клеточки заполнить
вот память вот другая память они не пересекаются вот ель-красавица
вот гастроном вот хоровод кто в теремке живет разбивает весенний лёд
кто не поймет если ты протянешь руки совсем не поймет

(no subject)

«женщина возле метро сказала, что красота требует жертв
ее восьмилетняя дочь спросила, чем же тогда красота отличается от войны»
дети красоты утром штурмуют заплеванную электричку, покупая кроссворды для огородников
спят стоя, как лошадь, видят море во сне, эта красота никогда не закончится
твои запястья исполосованы красотой, разорваны властью
эта красота никогда не закончится, убивая тебя
дети красоты морозных бинтов, а ты себя узнаешь хотя бы немного
нет, это ведь не я, у меня была какая-то другая война
утро цвета капель для сердечников, холод на остановке
стройся по двое, отсюда никто не уйдет живым
если что, мы сбежим, ты думаешь, нет, красота отравила твою кровь
заставила бояться, не делать резких движений в темных дворах
выбирать язык глухонемых для свободы
камни брусчатки цвета мертвых камней, письма без обратного адреса
повестки на глянцевой бумаге, мертвые жители городов без войны

(no subject)

из тела первого снега передаю тебе сообщение тчк
метафора сбоит словно самолет иногда пролетающий над нашим районом
каждый дом пуст каждым ядом комнатных растений
историй якобы из жизни святочные гадания тебе солгут снова
бездомные показания любви обволакивает стенки медным мёдом
мандариновое дерево в нашем детском саду эта бесконечная зеленая краска
расскажи что ты там видела нет молчишь
обет молчания редко нарушая например жалость к себе здесь не приветствуется
что ты можешь сделать для других чтобы тебя полюбили
вырезать сердечко из черного хлеба вечный голод эмоций
мы собираемся на площади каждый не слышит другого
собираемся на площади говорим о своих страхах
чей страх более весом и заслуживает большего почтения чья обида больней
каждый год их всё больше из них можно построить детскую площадку
карусель первый снег падает за ворот
нет мы сюда не вернемся было бы куда возвращаться
а так выдуманное прошлое будущее из черного пластика любовь на несколько дней
сложно определить жанр этого произведения
мы собираемся на площади врем друг другу веря своим словам чтобы согреться

(no subject)

недоношенным ребенком хочешь вернуться в чрево земли тебе говорят не ори от боли
где больше страха мокрая от крови рубаха
она всегда к тебе холодна у этой печали не будет дна
ты смотришь в ее глаза понимаешь что ты одна
ее рука тянется к безоружным ее голос фруктом скидочным южным
ложится на подкрученные весы да барахлят басы
Варвара-краса бегущая по лесам и долам лиса
разрывающие твой мозг на обрывки мелкие голоса
донеси если сможешь на всех на них
выноси их замерший плод стихи о том что мы были здесь
сообщение на стене со знаком равно всё что было было давно
повторять вслед за всем небывшим
этот город цвета переспелой вишни обнимает тебя за горло
впрыскивает свой яд в нелюбви в общем никто не виноват
убеди себя в этом повторяй столько лет подряд
нет у нас ни дома ни детского сада ни кухни молочной
ни лжи ни молозива дней
мы стали одним с ней роднее заполненных пеной пустот
кто-кто в теремке живет
кто тебе ключи от дома не отдает

(no subject)

один критик спросил у тебя особенности развития я не стала оправдываться что-то доказывать
белые цисгендерные мужчины скажут что тебе думать где находиться
не заходить за белую линию на платформе
один профессор спросил почему это ты не хочешь детей не любишь детей
даже чужих детей не любишь ты просто человеконенавистница
я не стала доказывать что на самом деле люблю людей и детей люблю и животных
нейротипичных людей и детей и животных (на самом деле нет)
этот профессор вообще любил ставить диагнозы (нет он не связан с медициной)
про моего знакомого говорил что он аутист и ему чужды человеческие моральные принципы
поэтому нет смысла ждать что он пришлет видео с концерта
я знаю о человеческих моральных принципах в этой стране
в детском саду мы играли в какую-то игру кто добежит первым
в толпе не разберешь толкнули тебя или споткнулся но все побежали дальше
еще пройдясь по руке потом получили выговор от воспитательницы
один поэт спросил Брагина ты наверное ненавидишь людей
я ответила ну что ты я всех люблю поэт сказал тогда поцелуй меня поцеловала в щечку
наши границы нам не принадлежат наше тело нам не принадлежит
воздух наших городов нам не принадлежит
наша травма от встречи с действительностью нам не принадлежит
собери себя из обломков

(no subject)

люди обзывали девушку и желали ей смерти вскоре начали звонить
неделю пролежала под одеялом читала оскорбления и плакала
мне не нужно твоих семян мне не нужны гены твои
мне не нужны твои комментарии по любому поводу
что я снова сделала не так что мы все делаем не так
нет не высказывайся слишком резко
это пишут обычные люди вокруг тебя обычные люди
они едут с тобой до конечной к метро покупают котлеты в кулинарии
без особых примет их никак не опознать
их даже если увидишь второй раз не узнать
так распереживалась что написала мне в личку
это теплица для твоих детей теплица крови детский сад
посадили тебя здесь и радуйся и никуда не уйти из этого сада
после путешествий игры на укулеле без особых примет без примет
без тела твоего тела не любит тебя твое тело
обвиняет тебя пальцами чужих людей твое горло разрывает
нет не нужно мне семя твоей спорыньи твой хлеб
отсрочка твоего приговора
нет не нужен мне хлеб твой спорынья ненависти
выдаваемая за любовь по чайной ложке

(no subject)

время обволакивает целлофановой пленкой, на полки кладет
мы гуляем по темному парку, поскольку лето скоро закончится
не были, в общем, нигде, только дом, магазин,
иногда бар, который поближе к дому
я не знаю этих людей, иногда кто-то здоровается со мной
я всегда здороваюсь в ответ на всякий случай

мы гуляем по темному парку, конечно, центральная аллея освещена
здесь резвятся дети, падают с фирменных самокатов
дразнят крошек-собак на аллее, где памятник детям таким же
так сломанной жизнью механику не оправдать,
здесь неровная плитка, здесь ровная снова

центральная аллея освещена, конечно, люди гуляют по кругу,
парень рассказывает: «и такое впечатление, что в комнате кто-то есть,
оборачиваешься – и шурхіт»
на боковых аллеях мутный свет фонарей,
дети учатся держать равновесие в мире, где равновесие невозможно –

или овраг, или ровная плитка, танец вокруг пустоты,
фонари скрывают венский вальс твоего большого дома
пирожные, из которых сделают кровь
дома, из которых проведут ровные линии
дары природы полей

покупайте закончится скоро как любовь говорят
как наскучивший кофе на столике недопитый
на улицах очень много людей, очень много автомобилей,
очень много всего
нас поставили в центр стола, пока механизм не сломан,
можно вспоминать вальс, можно сочинить рэп,
можно молча раскачиваться из стороны в сторону
того, кто держит тебя за руку, ведут к оврагу
дети с кукольными лицами отрывают руку твою

лето приходится нам безликой родней в третьем колене
слоником, у которого отбит хобот,
мама говорит поэтому у нас неправильный феншуй
радиолой 72-го года, буклетами под названием
«Осенью тоже можно наслаждаться»
мы приходим сюда ночевать, а потом уезжаем, зачем
запирать дверь, в сумерках всё холодней, телевышка мерцает

красные огоньки, мама говорит их первый телевизор «Огонек-2»
сломался на второй день после покупки,
потом тоже всё время ломался, сколько его ни чинили
сколько лет мы не смотрим телевизор –
только на НГ единственное исключение
сколько лет никому не верим, даже себе

нет пока что этого запаха осени, вечной любви,
от которой отчаянья пот на холодной коже
нет, пока что ничего нет, всё есть
мы гуляем по темному парку, идем домой