Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

отношения в этой стране - претензии, запреты, поучения и "это всё для твоего же блага"
найди очередного абьюзера, роди очередного ребенка с поломанной психикой
ты неправильно моешь плиту, читаешь не те книжки, не реагируешь на подколки, глупая ты
нет, я не считала это нормой, но не знала, что может быть по-другому
я хочу, чтобы это был текст о любви, взаимопонимании, поддержке
не о том человеке, который думал, что достаточно похвастаться новым айфоном и объяснить тебе, что ты живешь неправильно
я привыкла к своему телефону, которому пять лет, я привыкаю к вещам
мы столько пережили вместе, он даже ездил со мной в Иркутскую область
в общем, он мой друг, в отличие от того человека, которого я забанила со всем его хвастовством
но я хочу, чтобы это был текст о любви, взаимопонимании, поддержке, она существует,
если не требовать жертв и доказательств
не воспринимать себя и других только как функцию
мир намного сложнее и интереснее
это и есть любовь

(no subject)

зря что ли тебя в средней школе ставили на гречку возили на Черную речку
чтобы воспитать эффективного человечка работницу мать
чтобы ничего плохого не знать не ведать по режиму обедать
страдания вредны и чувство вины и многосложные сны
серьги серебряных пуль в мочках ушей говорили тебе пошей платье с воланами
с этими снами странными не оглядывайся назад там огни не горят
там столько дней подряд забытые праздники в которые дарят привычный одеколон
потом сертификат в спа или фитнес
лёд расходится ты говоришь хоть теперь спаси нас
эти холодные черные воды реки твою кровь заменяют собой неба севера контур слепой
манит ретушью темной пустой синевой
это камни которые тянут ко дну там тепло и спокойно наверное
там наваристый суп на первое потом пюре с котлетой компот там каждый как должно живет
"нет никакого мифического народа, я - это и есть народ", - повторяешь про себя
февральская мерзлая земля обжигает ладони
нет кажется это не я за руку тебя держала всё что ты велишь выполнить обещала
страна дарила тебе дорогие ленты потому что здесь никем ты не станешь
будешь повешен после на них после износа уже не дорогих
это и есть высшее проявление любви подумай только недолго
зря что ли тебе внушали чувство долга чувство что всё верно иначе никак
зря что ли выжигали словно третий глаз на лбу невидимый знак
по которой ближе стоящих узнавали в золотой фольге невкусные эти медали
самым лучшим горстями потом раздавали

(no subject)

эта детская щелочь страны победившей крови
ты всегда хранишь паспорт и карточку наготове
еще загран пока не закончился его срок учишься читать между строк
понимаешь что так надо что мир жесток
чтобы не спрашивали каких ты кровей или стенки левей
чтобы не вырезал по фунту барбершоповский брадобрей
на курсах ненасильственной коммуникации нас учат становиться добрей
каждому дню улыбаться никакой полиции не бояться
показания потом все равно разнятся
эта детская щелочь страны где все должны были быть равны
каждому от рождения первородное чувство вины
держаться можно только за рукоятку ручку к которой язык твой примерз
несколько лепестков ромашки несколько вялых роз
держишься за груз который не нужен только он и держит тебя на плаву
твоих друзей и соседей давно отправили на войну
иногда от них приходят вести один вернулся второй убит
выходишь вечером в продуктовый мирное небо спит

(no subject)

когда на твою голову надевают пластиковый пакет и воздух исчезает словно его никогда не было
сейчас найдем паяльник и ты всё подпишешь
еще если клаустрофобия панические атаки вокруг чужие люди с пластиковыми пакетами
здесь и так сложно выжить что у них на уме
но ты всё подпишешь некуда тебе отсюда деться
железный занавес закрывает четвертую стену
опускается на горло воздух исчезает
не пытайся задержать дыхание и сохранять спокойствие бесполезно
его всё равно не хватит когда боль становится привычкой
"я ответил: "перестаньте меня пытать, вы в два раза старше меня,
я в наручниках - как вы так можете-то?",
на что мне ответили: "а с вами по-другому нельзя", и снова надели пакет"
паяльник и пакет какие-то приметы девяностых власть здесь никогда не меняется
если ты веришь что это не так тебя обязательно убедят в обратном
"как будто я ныряю, но быстро стало не хватать воздуха и началась паника"
тебе обязательно напомнят что мир формируется на уровне рефлексов с помощью тока
можно говорить красивые слова можно говорить много красивых слов о победе над страхом но нет
смысл этого текста в том что человеку больно это и есть человеческое
об этом нужно говорить чтобы никогда больше

(no subject)

вчера я планировала написать стихотворение о Сильвии Плат
составила в уме план стихотворения,
но мне приснился ты, у тебя было много книг, примерно как у Льва Толстого
я носила их в комнату и складывала на стол, думая о том, что стиль прозы похож на Фицджеральда
плачу до сих пор и не могу остановиться
даже знаю, как это связано с Сильвией Плат, но мне все равно
я бы отдала все свои стихи и все стихи на свете, чтобы тебя увидеть
нет, любовь не сильнее смерти, вообще ничего не сильнее, особенно моя
я в основном сижу на диване и смотрю сериалы
только во сне я настолько жива, чтобы плакать
нет, любовь не противоречит феминизму, потому что я любила твою душу, а у души нет пола
и нет прошедшего времени (это если думать о феминизме упрощенно, я, конечно, так не думаю)
но задумалась, плакать почти перестала
кого бы ты ни любил, тебе будет больно, даже если только себя
я боялась привязаться к кому-то, думала, что уходить надо вовремя, потому что нет никакого "навсегда"
ты мог бы написать все те книги, которые я видела во сне, но ты все время говорил
я не понимала, зачем ты говоришь мне всё это - я не смогу сохранить твою жизнь в тексте
тем более - не зная, где правда, но для тебя всё было равноценно
теперь мне снятся ненаписанные книги, как другим снятся нерожденные дети, наверное
я только догадываюсь, что под обложкой
о Сильвии Плат я напишу потом,о ее жизни и смерти всё известно
мы придумываем свою, просыпаясь

(no subject)

когда все кто был свободен заполнят тюрьмы по надуманным обвинениям
некому будет говорить кому мы оставляем эту страну
что с ней делать дальше система вентиляции легких
когда ты выключаешь свет она исчезает
но мы любили эту землю разорванную на клочки
пустые глаза конвоиров снились ли тем кто мог рассказать что видел
вывихнутые суставы войлочных стен
когда свобода станет абстракцией мы не собираемся здесь мы не знаем друг друга
даже мимо не идем и не стоим на месте
молчание не содержит никаких намеков и скрытых смыслов
это просто ложь подушка безопасности врезается в лоб
когда эти дома превратятся в ракушечник осыпятся на уровне метро
заливая пространство оставленное тобой как фигурой умолчания
страх сильнее любви наверное как стремление выжить
когда этот город обрушится окутает нас хюгге
больше ни пошевелиться ни протестовать
мы могли держаться за руки чтобы не страшно

(no subject)

недавно я примеряла в магазине китайские белые ушанки на распродаже
придумала циничную шутку по этому поводу
как бы то ни было - ушанки оказались малы
наши синдромы соприкасаются рукавами чужая кожа искусственный мех экологичный
мужчина в налоговой говорит кому-то о своих друзьях:
"сейчас стаж - очень важно,
а в девяностые парни освободились из армии - куда им было идти, только в охрану или в бандиты"
мы забываем значения слов что такое кровь с изнанки
покупай ненужные вещи нет знаешь мне нечего надеть
я не узнаю себя по утрам жители этой страны убивают друг друга
супермаркеты и конторы не за что удержаться здесь
я увидела ушанку и умилилась
потом посмотрела на этикетку страны-производителя
и умиления несколько поубавилось но все же решила примерить
нет они все малы иногда нам бывает холодно и страшно
но мы делаем вид что нет что всё хорошо

(no subject)

когда мы были молодыми эффективными менеджерами этой страны
когда было восемь лет до начала войны
когда мы выходили утром из трамвая за счет гормонов стресса и свежевыжатых соков выживая
когда дегустаторы предлагали нам сыр и сою уже двадцать шесть только одна жизнь у тебя есть
нельзя объять необъятное не съеденное доесть
мы читали классику литературы двадцатого века утром дергалось веко от недосыпа
весной ждали авитаминоза осенью гриппа
в нашем парке цвела липа мы собирали ее и заливали спирт
верили что у того кто делает так ничего не болит
или это была липа их цветы похожи мы были словно дети без кожи
одна страна умерла другая не родилась под окном лежала зимняя грязь
смотрела в зеркало не понимала откуда ты такая взялась
нет нас не учили любить кого-то объясняя жизнь это работа
и если ты не справишься с ней у тебя спишут деньги со счета
солнце вставало и заходило над этой страной
обещая дополнительный выходной

(no subject)

от нас останутся неудачные фото в забытых социальных сетях
страх что жизнь проходит мимо сувениры из Крыма ровная тоналка для грима
более удачные фото на которых твои волосы глаже
на которых мир не через фильтр словно в саже
там весна грустная завязь слов смысл которых утрачен
чеки супермаркетов со стихами утренних передбачень
они никогда не сбывались но мы их читали и верили верить ведь нужно чему-то
у нас оставалась для всех оправданий минута
но мы говорили о чепухе только чтобы о главном не говорить потом выходили по одному
в предрассветную в обрывках звезд-предсказаний тьму

(no subject)

как существуешь в теле словно в трехзвездочном отеле мы поедем в Прагу но пока на мели
они содрали с кожей фрески мылом дегтярным как они могли
они проверяют все ли на месте полотенца тебе некуда из этого тела деться
учись разговаривать с ним на языке глухонемых
оно сигнализирует что устало тебе говорят у тебя мало запала
о чем ты можешь судить если тебя осколком не задевало взрывной волной не сносило
отражение в зеркале тебя не узнавало с каждого не отмеченного на карте вокзала
мы думали не уедем отсюда никуда со лба капала вода
как ты существуешь в теле словно в сердце твое смотрели
всё о тебе ведали как пирожными Sacher вместо хлеба обедали плоти крови чужой отведали
вот тебе медаль золотая вот февраль пока мы не видели рая он таков
когда падут осколки оков когда свобода больше не спросит кто ты
зачем обходишь соседские огороды
по вечерам отдаешь купоны на храм
пересчитывая мелочь где первый универсам
как существуешь в теле словно в свободной артели пошива шуб
каждый то любит то скажет что глуп
а ты то ли человек то ли живой полушубок из цигейки завернутый в артерию мехом
могла бы пользоваться у скорняков успехом но где там
как существуешь в теле своем словно водоем
пишешь письма друг другу словно ты здесь вдвоем
нет мы не собираем фишки стикеры не берем
идем по кромке озера видим пустой дом